Расстегаи с начинкой из мяса и яиц

  • 1-1,5 кг дрожжевого безопарного теста, приготовленного по основному рецепту.

Для начинки:

  • 800 г мякоти говядины ми свинины,
  • 100 г маргарина (если мясо постное) или жира,
  • 5 сваренных вкрутую яиц,
  • 1 яйцо,
  • черный молотый перец и соль по вкусу.

Приготовить начинку. Мякоть говядины или свинины пропустить через мясорубку, выложить ровным слоем на сковороду или противень и обжарить в горячей духовке. Затем еще раз пропустить через мясорубку, по вкусу посолить, поперчить и добавить рубленые вареные яйца.

Готовое тесто разделать на кусочки, скатать из них шарики и разложить на разделочной доске. Прикрыть их полотенцем и дать постоять не менее 30 мин.

Затем разделать из каждого шарика круглые заготовки нужной величины, уложить на середину приготовленную начинку. Защипать края так, чтобы посередине продолговатого пирожка осталось отверстие, через которое видна начинка.

Подготовленные расстегаи уложить на смазанный маслом противень свободно, чтобы они не слипались друг с другом. Дать подняться, аккуратно смазать поверхность взбитым яйцом и выпекать пироги в горячей духовке до готовности.

Поверхность вынутых из духовки расстегаев сразу слегка смазать растопленным маслом и подать их горячими к бульону или как закуску.

Особенно хороши эти расстегаи с рюмкой холодной водки.

Данилов, демон на договоре в Пятом из девяти слоёв. Пятый слой “Ученый”, Академия домашнего хозяйства.

” Запахло пирогами. Данилов оживился,  пошел  на  запах  и  понял,  что приближается  к   Академии   домашнего   хозяйства.   В   силу   житейской необходимости сам Данилов был кулинар, полотер и посудомойка, в  помещения академии он шел с любопытством. Сотрудники академии, хотя их  исследования и открытия не совершали переворотов, а могли лишь привести к мелким порчам и потравам, трудились увлеченно. Видно, любили свое дело. Кто  писал,  кто ставил опыты. Иные стояли у кухонных плит и печей – голландских,  русских, занзибарских, газовых, электрических, глиняных, у  примусов  и  керосинок, иные брызгали жидкостью на паркетные  и  мозаичные  полы,  иные  поджигали обои, иные старались проглотить  пылесосом  валансьенские  кружева,  иные, накидав на ковры снега, выбивали из них пыль ружейными  шомполами.  Работы всюду шли серьезные. Ученые личности составляли для людей мнимые  рецепты.

На вид рецепты должны были  быть  как  бы  подлинными,  но  один  или  два компонента их по давней традиции  (и  фараоны  кушали  пшеничные  лепешки, испеченные по тем рецептам) полагалось вводить  ложные.  Данилову  попался сейчас на глаза составитель рецепта для варки  клецок.  Как  этот  мученик страдал над газовой плитой! Гремел кастрюлей, эмалированной, пятилитровой, чадил, бранился. Клецки из манной крупы  получались  у  него  все  ровные, круглые и вкусные. Стало быть, брак. Ему надо было сварить клецки, которые бы разбегались. Он и Данилова, стоявшего рядом,  в  усердиях  не  замечал.
Наконец сообразил: следует меньше класть муки. В пляс пустился от радости. В кастрюле у него плавало теперь нечто безобразное, лохматое. Он  тут  же, оттолкнув   Данилова,   бросился   записывать   рецепт.   Ложные   рецепты отправлялись на Землю и с помощью известных усилий пристраивались потом  в серьезные кулинарные книги, в энциклопедии домашних  хозяек,  на  страницы журналов для семейного чтения.  На  столах  сотрудников  Данилов  видел  и филадельфийские издания, и оффенбургскую “Бурду”, и  женский  еженедельник из  Уагадуа,  и  тихую  “Работницу”  (Данилов  всегда  перелистывал  ее  у Муравлевых). Теперь предстояло быть сплавленному на  Землю  совету  насчет манных клецек. Вот не повезет  какому-нибудь  журналу,  посчитал  Данилов, полетят туда потом гневные письма, восстанут  хозяйки,  в  чьих  кастрюлях разбегутся клецки!”

Источник:  “Альтист Данилов”. В.Орлов